Русский Уотерс и нерусский Кинчев?

Умело скопировав западные формы, отечественные рок-музыканты заметно отстали от западных коллег в умении чувствовать нерв эпохи

Автор:

Топоров Алексей

Что такое рок-музыка на фоне сегодняшнего противостояния Запада и Востока? Это некогда русский Константин Кинчев, лениво ворчащий на собянинскую Москву за «когалымский улус», и британец Роджер Уотерс, открыто называющий «Белые каски» провокаторами, не боящийся говорить, что бойню на Украине спровоцировали США, и что Россия имеет полное право на Крым.

Так сложилось, что от рок-музыкантов даже полвека спустя после Похода на Пентагон, Вудстока, а также четверть века после перестроечной «Красной волны» ждут если не «музыки протеста», то четкой и принципиальной позиции. На самом деле, если отбросить мишуру узких джинсов, цветных татуировок и пестрых ирокезов, то понимаешь, что все рок-бунтарство строилось на желании быть ярче и оригинальное предшественников и конкурентов, а также «поднять бабла» и «словить хайп». Говоря о бунте в стакане воды, героях, которые мгновенно бы потеряли свой флер, перемести их из привычной богемной среды, например, в окопы под обстрел, мы не трогаем собственно музыку как таковую. Но опять говорим не о форме, а содержании. А вот с этим было в общей массе негусто, и весь протест и революционность большинства рокеров упирались либо в банальный пубертатный эпатаж, либо вычурное эстетство. Но не у всех.

По-английски в защиту русских

Были и те, кто действительно несли в своем творчестве мысли, формировали идеи, поднимали вопросы и искали ответы на них. Одним из таких коллективов была британская рок-группа Pink Floyd. Начав со звуковых перформансов, когда молодые ребята, не очень хорошо владевшие инструментами, выжимали из них причудливые звуки и писали простенькие, но отрешенные от реальности тексты на радость тусовочной молодежи, они постоянно совершенствовались. Из года в год. И постепенно стали тем, кем стали - великолепно сыгранным коллективом с мощной инструментальной составляющей и философскими текстами, отражающими их взгляд на современное общество потребления. Последнее во многом сформировалось благодаря их лидеру, автору большинства песен Роджеру Уотерсу. Который, записав одно из самых мощных произведений коллектива - «Стена», ушел в свободное плавание.

И с тех пор работал так, как считал нужным - по совести. Не часто балуя новыми альбомами, но постоянно изумляя публику яркими сценическими шоу, изредка записывая музыку для кино, а однажды даже написав полноценную академическую оперу. Никогда не гонясь за конъюнктурой - финансовой, творческой, политической. Его нельзя было купить или заставить кривить душой. И как всякий категоричный творческий человек, он нередко ошибался. Но и в ошибках был абсолютно искренен.

Например, поддавшись западной пропаганде в югославском конфликте, они принял антисербскую сторону, но не стал демонизировать этот народ, а в песне Each Small Candle смоделировал эпизод, когда идущий маршем сербский солдат выходит из строя, чтобы помочь сидящей у обочины албанской старушке. В любой ситуации нам нужно оставаться людьми - таков основной посыл этой песни.

Он вручал премию кощунницам из Pussy Riot, будучи уверен, что те - настоящие жертвы подавляющей свободу творчества клерикальной системы. А в затяжном ветхозаветном арабо-израильском конфликте однозначно встал на сторону палестинцев. Чем, на самом деле, просто уравновесил чашу весов: страдающим в гетто арабским детям, арабским семьям, у которых отбирают землю ради строительства моноэтнического еврейского государства, тоже кто-то должен помогать. Он возненавидел Трампа за его политику в отношении мигрантов, за стену, которую тот постепенно возводит на границе с Мексикой - Уотерс изначально был против любых стен.

Так, продираясь через напластования западной пропаганды, левацкие штампы, он пришел к пониманию лживости и циничности всего, что новый мировой порядок сейчас творит вокруг Сирии, Украины, России. Его пытались вербовать на свою сторону джихадистские «Белые каски», но он быстро понял природу этих фейкометов, и обличил их прямо со сцены.

А перед приездом в Россию в предельно откровенном интервью «Известиям» расставил все точки над i:

Я бы хотел всему миру заявить: «Вы хотите начать войну с русскими? Вы что, сумасшедшие? Вы хоть знаете, с кем имеете дело? Русские освободили вас от фашистов ценой жизней 20 миллионов своих граждан! И вы хотите с ними воевать? Что плохого они вам сделали? О чем вы вообще говорите?

Об Украине:

То же самое можно сказать и по поводу Украины. Виктория Нуланд во всем виновата, она всё это организовала, и теперь страна разделена на две части. Я не знаю, как Украина выйдет из всей этой ситуации, но обвинять в этом Россию просто смешно. Однако у американцев это хорошо получается, и люди им верят, потому они контролируют прессу и могут выкручивать ситуацию так, как им выгодно.

О Севастополе:

Я знаю, что Севастополь очень важен для России и россиян. Существует множество договоров и бумаг, по которым Россия имеет все права на этот город. Смена власти на Украине, спланированная Вашингтоном, просто спровоцировала Москву на дальнейшие действия.

И Уотерс едет в Россию. Чтобы, вопреки всем наветам западной пропаганды, поделиться с русскими своей болью и подарить им теплоту своего сердца.

Что русского в «русском роке»?

По сути, Россия в нынешнем ее состоянии для жителей Лондона и Нью-Йорка - это то же, что Донбасс для жителей Москвы и Санкт-Петербурга. С той лишь разницей, что в Донбассе живут соплеменники москвичей и петербуржцев. А вот русские для жителей Лондона и Санкт-Петербурга близки лишь по одному признаку – они тоже относятся к виду homo sapiens.

И мало кто из музыкантов всех волн отечественной копипасты мирового рока с началом событий 2014 года собрался в концертами в Луганск или Донецк. Нет, все знают прекрасную и отважную Юлию Чичерину, замечательных Вадима Самойлова и Александра Скляра, «Бахыт Компот» и «7Б», Александра Маршала и не совсем рокера, оказавшегося круче многих рокеров, Дениса Майданова. Но их можно по пальцам перечесть. А где же те, кто по старой русской традиции формулировали смыслы и претендовали на звание «ум, честь и совесть» поколения?

То, что господин Макаревич встал на сторону майдана - неудивительно, он никогда не был русским даже по духу, а как говорит известная поговорка - «у каждого Абрама своя программа».

От перманентно медитирующего БГ, взявшего манеру обниматься то с Саакашвили, то с Геращенко, то петь в подземных переходах Киева, тоже особо многого не ждали. Тот, правда, по-барски великодушно заявил, что приедет в Донецк, если позовут, но после его обнимашек с палачами русских Донбасса народ края отреагировал на подобное заявление в основном непечатно.

Наверное, в Донбассе ждали Шевчука с его соленой правдой, но тот настолько заборолся с «кровавым режимом», что «Русская весна» для него в итоге свелась лишь к «ФСО в кустах». А любимый коллектив покойного Арсена «Моторолы» Павлова 25/17 и вовсе заявил, что не желает участвовать в «конфликте с братским народом». Впрочем, и с продюсером, приехавшим в свое время из США продвигать рок, Михаилом Козыревым, ожидаемо оказавшемся ярым замайданщиком, парням тоже ссориться как-то не с руки.

Наверное, Донецк и Луганск с восторгом встретили бы Василия Вакуленко, который Баста, но тот, однажды сказав что-то мутное про то, что «Украину ожидают смутные времена», с огромным удовольствием по ней гастролирует, вот только за времена эти мутные ему разве что местные нацики концерт в Одессе сорвали. А так Вакуленко оказался очень продуманным и хитрым украинцем, и там, где существует конфликт между Западом и Русским миром, он неизменно выбирает Запад. То есть едет в Харьков, но не в Донецк, едет в Батуми, но не в Сухум, выступает в Кишиневе, но ждать его в Тирасполе просто бесполезно.

Но, наверное, самым большим разочарованием стал ранее ответственный за «небо славян» Константин Кинчев. Ограничившись констатацией со сцены того, что жителей Украины, мягко говоря, обманули, в ответ на приглашение приехать на Донбасс предложил для начала определиться с международным статусом региона. А ведь под его «небо славян» слабо вооружённые ополченцы встречали в 2014 году механизированные орды ВСУ.

Казалось бы, парадокс - английский рокер Уотерс едет в ошельмованную уважаемыми партнерами Россию, а русский рокер Кинчев не едет в воюющий русский Донбасс. 74-летний Уотерс не опасается, что за его взгляды на него обрушатся ведущие СМИ Запада, а 50-летний Кинчев, видимо, переживает, что про него подумают и скажут Козырев и компания, и как потом будет обстоять дело с ротацией на радио. Удивительно, не правда ли?

Хотя чего тут удивительного? Недавнее интервью Кинчева, где тот возмущается тем, что в Москве постоянно перекладывают плитку, цитирует даже ресурс Ходорковского. Уотерс же рассказывает «Известиям» о том, что обязательно в своем шоу затронет тему того, что все выгодополучатели от войн - это «психи и социопаты без чувства сопереживания», которые «не понимают, что удовольствие в жизни заключается в способности любить друг друга, а не в способности друг друга убивать».

К. Кинчев. Фото: www.globallookpress.com

А теперь сопоставьте уровень. И тогда поймете, почему, в отличие от русской литературы, русского театра, русского балета, русский рок так и не стал явлением мировой культуры, оставшись глубоко вторичным, локальным явлением.

Так кто же из этих людей - Уотерса и Кинчева - более русский? Оставим этот вопрос без ответа. Но подкинем идею Луганску и Донецку: может быть, стоит вам пригласить Мистера Пинк Флойд к себе? Пусть не с его мега-шоу, которому не просочиться через непризнанные границы, и которое не сможет прозвучать и отблистать эффектами так, как это нужно - но он может приехать камерно. Что бывало не раз. Потому что, в отличие от отечественных рокеров, настоящая легенда не только британского, но и мирового рока всегда готова приехать и спеть для тех, кому нужна поддержка. Вне зависимости от того, англичане ли они, арабы или русские.

https://tsargrad.tv/articles/r...

 

Источник ➝